«Канны – это маленькая бабочка, а есть штанга — чтобы зритель купил билет в кино»

[xfvalue_newspict]
«Канны – это маленькая бабочка, а есть штанга — чтобы зритель купил билет в кино»
Режиссер Жора Крыжовников Режиссер Жора Крыжовников — о кассовых сборах, гонорарах больших актеров, преувеличенной роли кинофестивалей в карьере режиссера, Ларсе фон Триере и своем новом авторском сериале

Режиссер Жора Крыжовников (настоящее имя Андрей Першин) начиная с полнометражного дебюта «Горько» выпускает кассовые хиты. «Горько» собрал 810 600 012 руб., «Горько-2» – 550 269 414 руб., «Самый лучший день» – 725 988 064 руб. (последний – самый кассовый российский фильм 2015 года, его посмотрело 2 815 760 зрителей). Сейчас режиссер начал делать свой первый авторский сериал «Звоните ди Каприо!» вместе с компанией «Гудсторимедиа»

— Продюсеры «Горько» нашли вас по короткометражке «Проклятие». Им нужен был режиссер, который снимет фильм про свадьбу в стиле псевдокументальной съемки. Расскажите эту историю.

— История обычная для начинающего режиссера. Короткометражка собрала 100000 просмотров за первые три дня. Так как она в большей степени адресована профессионалам кино и телевидения, то разошлась хорошо именно среди коллег. И Леша Казаков, в дальнейшем мой соавтор, решил меня найти и рекомендовать продюсерам. Короткометражку можно сделать на свои деньги, с копеечным бюджетом. Это хороший промоушен, естественное движение по карьерной лестнице для поиска продюсеров и новых проектов.

— Вы ведь снимали короткометражку под псевдонимом, будучи при этом режиссером сериала «Кухня» и телепередачи «Большая разницы»?

— Однажды прихожу на «Большую разницу» и вижу: люди сгрудились около компьютера и что-то смотрят. Оказалось, «Проклятие».

— Бекмамбетов по короткому видео нашел и режиссера для фильма «Хардкор». Как убедить продюсера, что начинающий режиссер сможет сделать успешный проект?

— Не надо убеждать, надо снимать. До короткометражки у меня был опыт с пилотами двух сериалов для продакшн-компаний, правда, они так и не вышли. Короткометражки и телевидение – это были мои учебно-тренировочные прыжки, когда ты привыкаешь работать на съемочной площадке, с группой.

— Для «Горько» продюсеры вас сами нашли, после кассового успеха решено было запустить «Горько-2». А как вы доказывали Тимуру Бекмамбетову, что стоит снять «Самый лучший день»?

— К этому моменту уже было доверие ко мне. Сценарий был в зачаточном состоянии и не очень понравился Тимуру, но он поверил, что мы его доведем до ума. Тем не менее защита была, я принес кастинг, референсы. Мне важно было получить Бекмамбетова как человека, который чувствует проект и может дать правильные советы. В случае с «Самым лучшим днем» его правок было немного, но они были очень точные.

— Изначальный кастинг «Самого лучшего дня» совпал с тем, что получилось в итоге?

— Мне повезло. Я начал писать сценарий в 2010 году, когда выпустил спектакль по Островскому (пьеса Островского «Старый друг лучше новых двух» стала основой для сюжета фильма – провинциальный милиционер, только что сделавший предложение невесте, изменяет ей с заезжей певицей – примечание Forbes). Тогда показалось, что было бы здорово, если бы в фильме появились Михаил Боярский, Инна Чурикова, Елена Яковлева – кастинг мечты. Главного героя, которого сыграл Нагиев, я тогда не понимал. Думал, может быть, Светлаков станет этим персонажем.

— Как Дмитрий Нагиев возник?

— В тот момент Нагиев закрепился в сознании массовой аудитории как отличный комедийный актер. Мне показалось, что его участие в фильме будет свежим, неожиданным, рискованным, но может окупиться. Для зрительского проекта нужен мужчина-локомотив, актер, который сможет привести женскую аудиторию. Ведь чаще всего женщина выбирает, на что пойти в кино. В «Горько» локомотивом был Светлаков.

«Канны – это маленькая бабочка, а есть штанга — чтобы зритель купил билет в кино»

И если бы Нагиев отказался, я бы не стал снимать «Самый лучший день». Просто хороший, но неизвестный артист проект бы не вытащил, нужна была звезда. Поэтому я пошел к Дмитрию Владимировичу (Нагиеву) и стал рассказывать сюжет. Он спросил: «Вы из головы придумываете или все это есть в сценарии?». Ему показалось, что история совсем безумная.

— Вас не смущало, как он будет смотреть в кадре вместе с вашими естественными актерами из «Горько»?

— Смущало. Но это же его работа, чтобы он вошел в ансамбль. Я мог только помочь. А его задачей было сыграть. Режиссер – как футбольный тренер, который переживает за границами поля, что-то советует, но к воротам бежит конкретный игрок.

В связи с героем Нагиева в «Самом лучшем дне» вы говорили про «Афоню», а мне показалось, что актер там одновременно дает Куравлева и Крамарова в комедии Гайдая про свадьбу «Не может быть».

— Понимаю вас, это тоже есть. Мне хотелось вытащить из Нагиева человеческое содержание, все же он – очень острохарактерный артист, скорее Крамаров. А надо, чтобы в герое было больше Куравлева. И на какие-то секундочки это получилось.

— Как вы находили актеров для «Горько»? Они все колоритные, но на тот момент неизвестные.

— Жанром фильма была псевдодокументальная история, поэтом важно было уйти от узнаваемости лиц. Все наши актеры уже играли где-то, но немного. Кастинг шел ежедневно четыре месяца.

«Канны – это маленькая бабочка, а есть штанга — чтобы зритель купил билет в кино»

— Многие актеры разительно отличаются от своего амплуа в фильме. Александр Паль – скорее трогательный, не хулиган в татуировках. Валентина Мазунина – актриса детского театра, а в фильме она в диком зеленом платье и с начесом (актеры из «Горько» и «Горько-2» – примечание Forbes). Влияет на подбор актеров то, что вы – театральный режиссер по образованию?

— С Палем мы просто поговорили, понял, что он сможет сыграть. У Мазуниной посмотрел пробы, она мне показалась классной. Это же интуитивный процесс. Я всегда жду, когда на кастинге текст от актера зазвучит сам, без указаний режиссера. Театральное образование влияет на то, что энергетика актера для меня важнее его крупного плана, его визуальной привлекательности.

— Это важно для режиссеров участвовать в кинофестивалях, в «Кинотавре», например?

— Круто оказаться среди коллег. Увидеть реакцию аудитории в зале, увидеть, где твоя история работает, а где нет.

— А премии?

— Когда кино снимали на пленку, то короткометражка из-за своего формата могла быть показана только на фестивале. Но сейчас до зрителя можно дойти, снимая на айфон. Смысл фестиваля в получении приза мне не понятен. Приз выдается ограниченным количеством людей, но если взять других экспертов, он уйдет к кому-то другому. Возможно, получение российским фильмом приза в Каннах повысит интерес к нему определенной аудитории. Но это не заставит людей пойти в кино. Канны – это маленькая бабочка, а есть штанга – сделать так, чтобы зритель встал с дивана и купил билет в кино. В России к индустрии зарабатывания денег кинофестивали не имеют отношения. Может быть, пока или уже, но это так.

— Для поиска продюсеров тоже не важно?

— Для авторского самоедского кино, которое делается для себя и показывается на фестивалях, люди как-то сами друг друга находят. Но мне оно не интересно, я в этом не разбираюсь. С другой стороны, я уверен, после того, как Звягинцев получил в Каннах приз за сценарий «Левиафана», количество предложений иностранных продюсеров к нему возросло. Так что весь вопрос в задачах.

— Расскажите про сериал, который вы делаете совместно с ««ГудСториМедиа» (продашкн-компания, выпустившая сериалы «Физрук», «Реальные пацаны» и «Сладкая жизнь» – примечание Forbes).

— «Гудстори» периодически присылала разные сценарии, «Звоните ДиКаприо!» мне очень понравился. Начали работать. В сериале я выступаю как соавтор и режиссер. Пока идет работа над сценарием и кастинг. Будет 8 серий.

— Это ваш первый авторский сериал, что вы ждете от него?

— К сожалению, бюджеты на телевидении сейчас не соответствуют бюджетам кино, они куда меньше. Приходя на сериал, сталкиваешься с огромным количеством ограничений, от которых отвык. В данном случае я занимаюсь проектом из интереса, хочу снять фильм длиннее 90 минут. Моим мотивом для «Звоните ДиКаприо!» стал необычный сценарий, ничего подобного я раньше не читал. Насколько сериал будет авторским в полной мере, это вопрос к «Гудстори». В авторском сериале все решения должны замыкаться на одном человеке, в данном случае на режиссере. У меня ощущение, что пока «Гудстори» в таком режиме ни с кем не работали, привыкли быть авторами сами. Пока идет притирка.

Страницы123



Поделиться



0











[url=https://twitter.com/share]