Президент «Башнефти»: «В нефтяной отрасли должно быть много игроков»

[xfvalue_newspict]
Президент «Башнефти»: «В нефтяной отрасли должно быть много игроков»
Александр Корсик Александр Корсик – о друзьях и врагах в сложный для компании период, конкурсе на разработку месторождения Требса и Титова и возможной повторной приватизации «Башнефти»

«Продолжай работать как прежде» — такую инструкцию совладелец АФК «Система» Владимир Евтушенков дал президенту «Башнефти» Александру Корсику незадолго до своего ареста. Когда решения проблемы нет, задача дипломата — сохранить существующее положение вещей до тех пор, пока решение не будет найдено. У Корсика сейчас как раз такой период: владелец «Башнефти» оказался под домашним арестом, а компания возвращается в государственную собственность — 8 декабря 2014 года вступает в силу решение Арбитражного суда Москвы о передаче Росимуществу акций «Башнефти», принадлежавших «Системе». В интервью Forbes президент «Башнефти», постоянный участник рейтинга Forbes «25 самых высокооплачиваемых менеджеров России» (19-е место в рейтинге 2014 года), рассказал, как менеджмент компании пытается сохранить ее для будущего собственника.

«Я хотел бы, чтобы «Башнефть» осталась независимой компанией»

Шестнадцатого сентября председателю совета директоров АФК «Система» Владимиру Евтушенкову было предъявлено обвинение в отмывании денег при покупке предприятий башкирского ТЭК у структур Урала Рахимова, сына тогдашнего президента Башкирии Муртазы Рахимова. Ранее Евтушенков был лишь свидетелем по делу Рахимова. Дважды бизнесмена вызывали на допрос. После первой же встречи с сотрудниками следствия Евтушенков заявил, что компания «Башнефть» стала жертвой «обычного рейдерства».

По ходатайству следствия Евтушенков был помещен под домашний арест сроком до 16 ноября, а затем арест был продлен до 16 марта 2015 года. За Евтушенкова вступились многие чиновники и бизнесмены, а также, по данным источника Forbes в одном из банков, Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Председатель отдела по взаимоотношениям церкви и общества Московского патриархата протоиерей Всеволод Чаплин сказал Forbes, что не знает об этом.

Forbes: Когда вы поняли, что все серьезно?

Александр Корсик: После домашнего ареста Владимира Петровича. До этого он, по моим наблюдениям, виду не подавал, что есть какие-то проблемы.

Но до домашнего ареста Евтушенков побывал на допросе. Вы согласовывали с ним какой-то план на случай негативного сценария развития событий?

Был очень короткий разговор. Я спросил: «Что будем делать?» Он ответил: «Продолжай работать как прежде». Так что мы работаем по бизнес-плану, он не менялся.

Как арест Владимира Евтушенкова сказывается на работе «Башнефти»?

Психологически ситуация крайне неприятная. Это очевидно. Если говорить о бизнесе, то влияние пока незначительное. Некоторые наши партнеры начали проявлять определенную сдержанность. Наверное, это рациональное поведение — они оценивают потенциальные риски, это их право.

Какие у вас отношения с Евтушенковым?

Президент «Башнефти»: «В нефтяной отрасли должно быть много игроков»
Владимир Петрович — выдающийся предприниматель и, на мой взгляд, абсолютно незаурядный человек. Если говорить об отношениях в социальном плане, то я всегда чувствую себя с ним абсолютно комфортно. Потому что, несмотря на все свои достижения, он не вознесся, не стал небожителем и абсолютно адекватно воспринимает окружающий мир. С точки зрения бизнеса для меня Владимир Петрович не самый простой руководитель. Или, может быть, это я неудобный подчиненный. Но так или иначе, я с ним работаю уже пять с половиной лет. Я не ушел, а он не предлагал мне уйти.

Евтушенков сильно вмешивался в оперативную деятельность компании?

Он очень активно участвовал в принятии ключевых решений — по стратегии, корпоративному управлению, структуре, назначению высшего менеджмента, планированию всех глобальных реорганизаций, через которые уже прошла «Башнефть». Если говорить об операционной деятельности, то его участие минимально. Нужно отдать Владимиру Петровичу должное: он занимается теми вопросами, которыми и должен заниматься основной акционер.

Еще до того как «Башнефть» объявила о намерении провести размещение в Лондоне, «люди, связанные с «Роснефтью», делали предложения акционерам «Башнефти» о приобретении компании либо о других формах взаимодействия, писали в начале августа «Ведомости» со ссылкой на федерального чиновника, знавшего об этом от руководства госкомпании; по его информации, стороны не сошлись в цене. Представитель «Системы» это отрицал. Президент «Независимой нефтегазовой компании» Эдуард Худайнатов в ответ на вопрос Forbes опроверг эту информацию. Позднее президент «Роснефти» Игорь Сечин также заявил, что госкомпания не рассматривала возможность приобрести «Башнефть» и не стоит за уголовным делом Евтушенкова.

А правда, что интерес к «Башнефти» проявляли «Роснефть» и «Независимая нефтегазовая компания» Эдуарда Худайнатова?

Я об этом слышал только из СМИ. Другой информации на этот счет у меня нет. Наверное, «Башнефть» многим интересна, потому что это очень успешная, динамично растущая компания.

Когда планировалось SPO «Башнефти» в Лондоне, была версия, что это защита от Сечина.

Игорь Иванович, если не ошибаюсь, публично заявлял, что «Роснефть» не заинтересована в поглощении «Башнефти». Если же вести речь о каком-то абстрактном поглощении, то цель SPO была совершенно иная — радикально повысить ликвидность акций компании, принять жесткие дополнительные обязательства по корпоративному управлению, сделав «Башнефть» более привлекательной для инвесторов, что, естественно, должно было привести к росту ее стоимости. И, конечно, заработать деньги.

На рынке ходят разговоры о том, что Евтушенков вынужден отдать государству «Башнефть» сейчас, так как актив получил на время. Но так драматично ситуация стала развиваться из-за того, что Владимир Петрович попросил вернуть ему сумму большую, чем та, что он отдал за башкирский ТЭК?

На рынке циркулирует огромное количество слухов. Я стараюсь на них не реагировать. Предпочитаю делать выводы только тогда, когда у меня есть информация.

На другой мотив в этой истории, политический, указывает Игорь Сечин (в интервью Bloomberg). В контексте истории вокруг «Башнефти» он рассказал о разбирательстве по итогам приватизации хорватской INA. Тогда владельцем «теневой доли» в компании оказался премьер-министр страны.

Я вряд ли могу что-нибудь добавить к предыдущему ответу. Я не склонен фантазировать. Мне едва хватает времени для того, чтобы заниматься тем, за что я отвечаю.

В случае смены собственника «Башнефти» возможны два варианта развития событий. Один: это будет укрупнение одной или нескольких государственных компаний за счет активов «Башнефти». Другой: это будет, например, еще один частный игрок, но другой владелец. Что лучше для индустрии в целом?

Я хотел бы, чтобы «Башнефть» осталась независимой компанией, поскольку всегда считал, что в нефтяной отрасли, как и в любой другой, должно быть много игроков. Уменьшать их количество, ограничивать конкуренцию, мне кажется, было бы неправильно.

Даже у тех, кто определяет направление развития отрасли, всегда должна быть возможность сравнения. Вот есть, например, компании Х, Y и Z. Первая компания делает так, вторая — так же, третья — по-другому, но у нее все как-то намного лучше получается. Может быть, у первой и второй компаний проблемы? Этого не узнать и ошибки не исправить, если нет возможности сравнить.

Останетесь в «Башнефти», если у компании будет другой собственник?

Уже много лет я не стремлюсь где бы то ни было остаться. Вопрос стоит в иной плоскости: нужен ли я и готов ли я работать в тех или иных условиях? Сейчас мне не хочется думать об этом. Сегодня у меня другая задача — надо провести компанию через этот непростой период без каких-либо потерь, а дальше жизнь покажет.

Хочу ходить на работу и получать удовольствие от того, что делаю. Ходить просто для того, чтобы зарабатывать деньги? У меня был такой период в жизни, но он давно позади. У меня нет никаких особых притязаний: личный самолет или яхта мне не нужны. Люблю путешествовать, а на это мне точно денег хватит.

Но допускаете мысль, что, возможно, придется уйти из «Башнефти»?

Да.

А если уйдете из «Башнефти», то останетесь в нефтяной отрасли?

Я уже не раз думал: а может, пора заканчивать? Зачем эти бессонные ночи, проблемы, нервы, стрессы, перелеты? Разум подсказывает, что нужно заняться семьей и приятными делами, на которые катастрофически не хватает времени. Но уверенности в том, что подсознательные мотивы не победят разум, нет.

А как на происходящее реагируют сотрудники «Башнефти»?

Я попросил всех коллег следовать простому принципу: то, что происходит за пределами компании, — абсолютно вне сферы нашего влияния, и мы ничего здесь изменить не можем. Я был приятно удивлен выдержкой и работоспособностью наших сотрудников в этой ситуации. Я горжусь своей командой.

Безусловно, люди напряжены. Они думают о будущем, и это совершенно естественно. Но дембельских настроений в плохом понимании этого слова, к счастью, нет, и я не сомневался, что их не будет.

«Наши партнеры начали проявлять определенную сдержанность»

Как к событиям относятся ваши партнеры? «Лукойл», с которым у вас СП по разработке месторождений им. Требса и Титова?

У нас очень хорошие отношения с «Лукойлом». «Лукойл» я могу назвать надежным партнером. Они переживают, они заинтересованы в том же самом, что и мы, — чтобы нынешняя история завершилась с минимальными потерями и как можно быстрее. Никакого изменения в отношении к нам со стороны «Лукойла» я не почувствовал. Со стороны некоторых

Президент «Башнефти»: «В нефтяной отрасли должно быть много игроков»
других партнеров чувствую, но это другая история.

Вы имеете в виду банки?

В том числе.

Госбанки занимают большую часть нашего банковского рынка. Сдержанность по отношению к вам — это индивидуальные решения или государственная линия?

Не думаю, что это государственная линия. Это совершенно точно обычная практика банков, в том числе частных. Понимаю, что они должны думать о рисках и соизмерять свои действия в соответствии с ними. Но при этом всегда ведь есть простор для маневра: можно сделать чуть меньше или чуть больше. И желание сделать чуть больше мы, конечно, учтем, когда ситуация наладится.

Вы обижены на них?

Никакой обиды нет. Я, наверное, вел бы себя в этой ситуации точно так же. Я вспоминаю, опять же, конец 2008 года. Приходит ко мне подрядчик и говорит: «Готов не повышать расценки на следующий год». И как бы большое одолжение делает. Я отвечаю: «Спасибо тебе огромное. А мы при сегодняшней цене на нефть в следующем году будем терпеть убытки. Предлагаю тебе тоже поработать в убыток». Он отвечает: «Подумаю». Уходит, возвращается: «Я снижаю ставки на 10%». Вы понимаете, что происходит через полгода, когда цена восстанавливается? Подрядчик приходит снова: «Помнишь, мы же с тобой договорились? Я же никуда не ушел». Я ему должен отказать? Взять другого? Нет, конечно.

Пункт о смене собственника, влияющий на условия кредитования, присутствует в большинстве кредитных соглашений, поэтому в связи с возможностью пересмотра итогов приватизации банки проявляют сдержанность, объясняет источник Forbes, близкий к «Башнефти». Основные кредиторы «Башнефти» — Сбербанк, ВТБ и Газпромбанк. «Трудности существуют как в обслуживании уже выданных кредитов, так и с привлечением новых средств», — говорит источник, близкий к «Башнефти». Переговоры о привлечении новых кредитов банки ведут неохотно. Например, рассказывает Александр Корсик, в том числе из-за сдержанности банков может «зависнуть» сделка по приобретению одной из сетей АЗС. У АФК «Система» пока никаких проблем с банками нет, уверяет президент компании Михаил Шамолин: «Все взятые на себя обязательства банки исполняют».

Каковы теперь планы в отношении ваших основных месторождений в Башкирии?

Программа-минимум по Башкирии — поддерживать добычу на зрелых месторождениях. Но если все пойдет так, как идет в последние годы, то мы сможем и в будущем году, и, возможно, в ближайшие два-три года добычу в Башкирии даже наращивать. Рассчитываем в республике и на новые запасы за счет серьезной программы геологоразведки.

Продолжаем работу на месторождениях Требса и Титова. Планы пока не менялись — 4,8 млн т нефти в 2020 году. Плюс в Ненецком автономном округе у нас работает еще одно совместное предприятие с «Лукойлом» по геологоразведке семи лицензионных участков, и, по нашим оценкам, это, возможно, самые перспективные участки для геологоразведки в России. Здесь мы рассчитываем найти запасы, сравнимые с запасами месторождений Требса и Титова. Мы также активно развиваем наше недавнее приобретение в Тюменской области — «Бурнефтегаз» с двумя месторождениями: на Соровском к 2020 году добыча должна составить около 2 млн т, а на Тортасинском сейчас идет геологоразведка.

Нынешние проблемы с акционерами «Башнефти» мешают развитию месторождений Требса и Титова?

По этому проекту ничего не изменилось — как работали, так и работаем. Да, Требса и Титова — большие месторождения и очень сложный проект, но если рассматривать его с точки зрения денег, который он приносит и принесет компании, то это сумма не столь значительная по сравнению с тем, что мы зарабатываем и будем зарабатывать в Башкирии, на наших зрелых месторождениях. Влияние лицензионных споров пока невелико. Какого-то существенного ущерба они нам не наносят.

Страницы123