Поставить шпильку: кому платит миллиарды «Транснефть»

[xfvalue_newspict]
Поставить шпильку: кому платит миллиарды «Транснефть»
Поставки металлоконструкций и арматуры помогли челябинцу Валерию Бондаренко войти в число крупнейших господрядчиков России

В России скоро появится еще один король господрядов. Как и многие другие предприниматели, занявшие высокие места в рейтинге господрядчиков, владелец челябинской компании «Конар» Валерий Бондаренко нашел золотую жилу, начав сотрудничать с крупной российской госкомпанией.

За последний год компании Бондаренко освоили около 28 млрд рублей госзаказов, выигрывая один за другим подряды нефтетранспортной монополии «Транснефть». Но в отличие от металлургов, сделавших бизнес на поставках труб, «Конар» зарабатывает на поставках металлоконструкций и арматуры: насосов, соединительных деталей, задвижек, шпилек и т. д.

Бизнес выглядит многообещающе: инвестиционная программа «Транснефти» растет.

«Исходя из консолидированной отчетности, за 9 месяцев 2014 года «Транснефть» потратила на приобретение основных средств 196 млрд рублей — на 48 млрд рублей, или на четверть, больше, чем за 9 месяцев 2013 года», — напоминает аналитик RMG Сергей Пигарев. В 2015 году инвестпрограмма транспортной монополии вырастет на 2,9%, достигнув 383,3 млрд рублей.

Как Бондаренко оказался в числе крупнейших господрядчиков России?

Итальянские страсти

Выпускник автотракторного факультета Челябинского политеха, Бондаренко начал работать инженером в моторном цехе тракторного завода, а в начале 1990-х задумался о собственном бизнесе. Подсказка нашлась, вспоминал он в одном интервью, в статье о рынке трубопроводной арматуры в газете «Коммерсантъ». В 1991 году, «имея зарплату инженера, без участия в приватизации и без кредитов» он с партнером Юрием Полевым создал предприятие, каких в Челябинске раньше не было. На арендованных площадях Челябинского авторемонтного завода стали выпускать крепеж (шпильки и гайки) и фланцы для трубопроводов.

Несколько лет спустя Бондаренко хвалился журналу «Нефтегазовая вертикаль», что «вся нефть «Сургутнефтегаза» (тогда лидера по закупкам нефтегазового оборудования. — Forbes) течет по трубам, соединенным фланцами и крепежом производства «Конар».

«Это преувеличение, у нас поставщиков десятка два, — говорит, улыбаясь, бывший заместитель гендиректора «Сургутнефтегаза» Владимир Ашихмин, — но мы их, и правда, давно знаем, они поставляют приличные объемы». Ашихмин говорит, что Бондаренко — надежный поставщик, осваивает новую продукцию, а для этого закупает оборудование, вкладывает деньги в науку.

К 2002 году у «Конара» было более 200 постоянных заказчиков из числа крупнейших арматурных заводов и нефтяных компаний, а месячный оборот только на арматуре составлял около $1 млн.

В 2007 году Бондаренко познакомился на выставке с Александром Березкиным, основателем завода из Гусь-Хрустального. Предприятие «Гусевская арматура» («Гусар») уже тогда выпускало задвижки для трубопроводов и поставляло их крупнейшим нефтяным, газовым, нефтехимическим компаниям, и в апреле 2010 года один из совладельцев «Гусара» продал свою долю, 50%, Бондаренко.

Незадолго до этого Бондаренко поехал с тогдашним губернатором Челябинской области Михаилом Юревичем в Италию, а через год крупная металлургическая фирма Cividale Group, принадлежащая семье Вальдуга, организовала с ним сталелитейное СП БВК — «Бондаренко, Вальдуга и компания». Бондаренко получил в нем 60%. Еще до того как СП заработало, он начал сборку задвижек из итальянских крупнотоннажных комплектующих для труб большого диаметра.

Однако первые заказы «Транснефти» он выиграл на поставки не арматуры, а опор для северных трубопроводов.

Победа чуть не оказалась пирровой.

В апреле 2013 года депутаты-справедливороссы из Госдумы написали в Счетную палату, что на этих конкурсах монополия установила начальную цену в 4,5 раза выше рыночной. Дополнительная прибыль победителя могла составить около 10 млрд рублей, подсчитали депутаты.

В Челябинске же утверждают, что те заказы «Конара» были для некоторых небольших заводов спасением. «Я его просил, если есть возможность, загружать заказами местные предприятия, и он всегда соглашался», — вспоминает экс-губернатор Юревич. «Бондаренко [под эти контракты] разместил кучу заказов на предприятиях области», — говорит владелец одного из заводов. «Вопрос только, по какой цене», — намекает он на то, что своего хозяин «Конара» не упустил.

Бондаренко письменно сообщил, что «проверка СП нарушений не обнаружила». Представитель «Транснефти» говорит, что им «никаких претензий не предъявили». СП итогов расследования не разглашает: они содержат «служебную тайну». Однако один из авторов запроса настаивает, что «вопросы, которые ставили депутаты, не опровергнуты».

Арматурный бум

На бизнесе Бондаренко скандал никак не отразился. В октябре 2013 года «Конар» купил долю завода «Волжская кузница» в городе Камышине. И тогда же стал торговаться за бывший военный завод «Станкомаш». За обанкротившееся предприятие в 2013 году просили 1,7 млрд рублей, но в феврале 2014 года «дочка» «Конара» ООО «Станкомаш» купила его за 90,7 млн рублей, в 19 раз дешевле. Как это удалось? «Через аукцион», — лаконично ответил Бондаренко.

Директор департамента металлургии и тяжелого машиностроения Министерства промышленности и торговли Алексей Михеев называет Бондаренко «одним из ярких и значимых инвесторов с амбициозными планами, а БВК — одним из лучших сталелитейных предприятий в стране. Что же касается будущих СП, то поддержка министерства будет зависеть от степени локализации».

Как к середине 2000-х годов трубники осознали, что могут создать для мегапроектов «Газпрома» отечественное производство труб большого диаметра, так сейчас, с некоторым отставанием, задумались об арматуре, говорит один из крупнейших поставщиков газового концерна, владелец компании «Трубные инвестиционные технологии» Иван Шабалов. Он объясняет, что «из-за специфики приватизации трубные предприятия оказались в одних руках, а арматурные заводы развивались сами по себе».

Сейчас трубники входят в арматурные активы, и арматурщики, по его словам, «или будут поглощены, или уйдут с рынка».

Бондаренко возможность продажи компании не комментирует. Еще готовясь покупать цех для БВК, он говорил: «В России построена самая огромная трубопроводная система в мире — около 70 000 км, на каждые 500 км по задвижке». Заказов «Транснефти» ему хватит надолго.