Недействительная банковская гарантия: проблема заказчика или зона ответственности поставщика?

[xfvalue_newspict]

Алина Михайлова

Недействительная банковская гарантия: проблема заказчика или зона ответственности поставщика?
Недавно ВС РФ на примере сложившейся судебной практики пояснил, как поступать заказчику, если выяснилось, что участник госзакупки представил недействительную банковскую гарантию. Рассмотрим подробности.

 



Суть дела 

Территориальное управление Росимущества по Самарской области провело в 2013 году открытый аукцион в электронной форме на оказание услуг. При этом во время проведения аукциона начальная цена контракта была снижена до нуля, в связи с чем аукцион проводился на продажу права заключить контракт. Действовавшее на момент проведения этого аукциона законодательство позволяло так сделать (п. 18 ст. 41.10 Федерального закона от 21 июля 2005 г. № 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд"; далее – Закон № 94-ФЗ). Сегодня подобная ситуация невозможна, однако выводы судов пригодятся и тем, кто участвует в закупках по актуальному законодательству.

Победителем аукциона признали ООО "К", которое затем было переименовано в ООО "С". Документация аукциона на право заключения госконтракта предусматривала требование обеспечить его исполнение в виде безотзывной банковской гарантии или передачи заказчику в залог денежных средств.

ООО "С" предоставило Росимуществу банковскую гарантию на сумму 460 725 руб., после чего стороны заключили государственный контракт. Цена за право заключить контракт, достигнутая на аукционе, составила 1 535 750 руб. и была уплачена ООО "С".

Однако спустя некоторое время банк, отвечая на запрос госзаказчика, опроверг факт выдачи обществу безотзывной банковской гарантии. В дальнейшем было установлено, что общество действительно не оформляло банковскую гарантию.

Заказчик решил расторгнуть контракт в одностороннем порядке в связи с существенными нарушениями со стороны поставщика. Для последнего это означало включение в реестр недобросовестных поставщиков, поэтому ООО "С" решило защитить свои интересы в судебном порядке.

 

Узнайте, в каких случаях торги могут быть признаны недействительными, из "Энциклопедии решений. Договоры и иные сделки" интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите
бесплатный доступ на 3 дня!
Получить доступ 

Суд первой инстанции 

ООО "С" обратилось в суд к Территориальному управлению Росимущества в Самарской области с иском о признании недействительным государственного контракта и о взыскании неосновательного обогащения 1 535 750 руб. за счет казны РФ.

Общество ссылалось на то, что без обеспечения исполнения государственного контракта в виде безотзывной банковской гарантии отсутствовало и основание к заключению данного контракта.

Ответчик настаивал на том, что истец нарушил обязательства по государственному контракту, предоставив ненадлежащее обеспечение, в связи с чем оспариваемый контракт подлежит расторжению в одностороннем порядке.

Суд пришел к выводу: поскольку на момент заключения оспариваемого контракта обеспечение его исполнения отсутствовало, госконтракт заключен в нарушение требований законодательства и является недействительной сделкой (ст. 168 ГК РФ). А при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке (п. 2 ст. 167 ГК РФ). Поэтому поставщик вправе требовать возврата неосновательно сбереженных средств от заказчика (подп. 1 ст. 1103 ГК РФ).

В результате суд первой инстанции признал государственный контракт недействительным и постановил взыскать с Территориального управления Росимущества в Самарской области в пользу ООО "С" 1 535 750 руб. – сумму, уплаченную за право заключения государственного контракта (решение Арбитражного суда Самарской области от 23 марта 2015 года по делу № А55-10730/2014).

 



Суд апелляционной инстанции 

Не согласившись с принятым судебным актом, заказчик подал апелляционную жалобу. По мнению Территориального управления Росимущества, вывод суда первой инстанции о том, что основания к заключению государственного контракта отсутствовали, является ошибочным. Заказчик посчитал, что поставщик представил обеспечение, однако оно было ненадлежащим и нарушающим положения гражданского законодательства.

Апелляционный суд пришел к выводу, что при неисполнении победителем обязанности представить заказчику документ об обеспечении исполнения контракта такой победитель признается уклонившимся от заключения контракта в силу закона, а не в силу специального решения заказчика или судебного органа. При этом по общему правилу, уклонившемуся от заключения контракта участнику торгов не возвращаются денежные средства, внесенные в качестве обеспечения заявки.

Суд апелляционной инстанции также указал: поставщик должен осознавать, что он вступает в правоотношения по расходованию публичных финансов на существенные социально-экономические цели, а значит, обязан проявлять особую заботливость и внимательность. Однако при заключении указанного госконтракта ООО "С", по мнению апелляционного суда, поступило недостаточно осмотрительно.

Суд второй инстанции подчеркнул, что денежные средства в размере 1 535 750 руб. не могут считаться исполнением поставщиком своих обязательств по государственному контракту – перечисление этих денег является поводом к заключению контракта, а никак не действиями, направленными на его непосредственное исполнение. Суд также принял во внимание, что банковская гарантия не была признана недействительной и не оспаривалась сторонами.

В результате апелляционный суд не усмотрел наличия оснований для возврата денежных средств. Неосновательное обогащение на стороне ответчика, по мнению суда, также отсутствовало. В связи с этим решение суда первой инстанции было отменено, а в удовлетворении исковых требований ООО "С" – отказано (постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 23 июля 2015 г. № 11АП-6203/2015 по делу № А55-10730/2014).

 



Суд кассационной инстанции 

ООО "С" обратилось в Арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой, в которой просило отменить постановление апелляционного суда и оставить в силе решение суда первой инстанции.

Кассация пришла к выводу, что, поскольку общество фактически не предоставило обеспечения, государственный контракт является недействительной сделкой (ст. 168 ГК РФ). Если предметом конкурса было право на заключение договора, которое подлежало оплате победителем, то при признании договора недействительным это право утрачивается, а соответствующие денежные средства должны быть возвращены.

По мнению суда кассационной инстанции, истец, предоставив ненадлежащее обеспечение, нарушил предъявляемые к заключению контракта требования закона. Поскольку он уплатил за право заключения госконтракта 1 535 750 руб., эта сумма является неосновательным денежным обогащением и подлежит возврату.

Основываясь на этих доводах, Арбитражный суд Поволжского округа отменил постановление апелляционного суда и оставил в силе решение суда первой инстанции (постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 17 ноября 2015 г. № Ф06-2337/2015 по делу № А55-10730/2014).

 

КРАТКО

Реквизиты решения: Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 14 июня 2016 г. № 306-ЭС16-606 по делу № А55-10730/2014.

Требования заказчика: Отменить решения нижестоящих судов, которые признали госконтракт недействительным в связи с фальшивой банковской гарантией, представленной подрядчиком.

Суд решил: Удовлетворить требования заказчика, поскольку оформление банковской гарантии через сомнительную организацию свидетельствует о недобросовестности подрядчика.



ВС РФ 

Управление Росимущества подало в высший судебный орган кассационную жалобу. Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ признала: хотя действовавший на момент заключения госконтракта Закон № 94-ФЗ не устанавливал случаи, когда заключенный контракт признается в суде недействительным в связи с противоправными действиями участника торгов, законодательство о размещении заказов основывается в том числе на положениях ГК РФ. Согласно п. 3 ст. 401 ГК РФ, лицо освобождается от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств лишь вследствие действия непреодолимой силы, то есть непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

Высший судебный орган пришел к выводу: поскольку на дату заключения спорного контракта ООО "С" представило все необходимые документы, Управление Росимущества свои обязательства исполнило, заключив с обществом государственный контракт. А вот ООО "С" реализовало это право с нарушением требований действующего законодательства, что повлекло невозможность исполнения контракта ввиду отсутствия его обеспечения. По мнению ВС РФ, оформление обществом банковской гарантии через сомнительную организацию без непосредственного обращения к представителям банка и соблюдения установленного порядка свидетельствует об отсутствии добросовестности ООО "С" и его недостаточной осмотрительности в выборе контрагентов.

Судебная коллегия по экономическим спорам напомнила, что участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Не допускается осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (п. 1 ст. 10 ГК РФ). Если же данный запрет не соблюдается, суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления может отказать лицу в защите принадлежащего ему права (п. 2 ст. 10 ГК РФ). Поэтому денежные средства в размере 1 535 750 руб., перечисленные за право на заключение госконтракта, не являются неосновательным обогащением, а заявление общества о недействительности сделки в силу п. 5 ст. 166 ГК РФ не имеет правового значения.

На основании изложенного, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ постановила удовлетворить жалобу Управления Росимущества, отменить решение суда первой инстанции и постановление кассационного суда (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 14 июня 2016 г. № 306-ЭС16-606 по делу № А55-10730/2014).

 



***

Несмотря на то, что Закон № 94-ФЗ уже утратил свою силу, выводы, сформулированные в описанном судебном решении, могут применяться и к контрактам, заключенным по новым правилам. ВС РФ однозначно указал: поставщик должен действовать добросовестно и проявлять осмотрительность на всех этапах закупки и при подготовке к ней, в том числе во время оформления банковской гарантии. В противном случае именно поставщик будет нести риски по госконтракту, связанные с признанием банковской гарантии недействительной.